просмотров: 518

Свое отношение к налогам, проверкам, бюрократии выразили челнинские бизнесмены в исследовании, посвященном качеству бизнес-климата в Челнах. Как показали замеры социологов, с которыми знакомит читателей «БИЗНЕС Online», бизнес находится в состоянии фрустрации — на господдержку не надеется, инновациями не занимается, более 20% рабочего времени и около 10% годовой выручки тратя на преодоление бюрократических стен. А более половины опрошенных, то есть 52%, отказались обсуждать тему коррупции.

«РОЗОЧКА» ПРОБЛЕМ КАРДИНАЛЬНО НЕ ИЗМЕНИЛАСЬ

В ходе разработки городской «Стратегии-2030» в Набережных Челнах провели социсследование, расспросив мнение предпринимательского сообщества о конкурентоспособности города, инвестиционной привлекательности, о проблемах коррупции и т. д. Как рассказала руководитель центра маркетинговых исследований, кандидат экономических наук Елена Машкова, сейчас «Стратегия-2030» проходит третий этап разработки из четырех и к концу года должна быть утверждена. Более того, интерес исследование представляет еще и потому, что аналогичные изыскания центром маркетинговых исследований проводились в 2010 и 2011 годах, то есть теперь есть возможность проследить динамику.

В ходе исследования были опрошены руководители (или собственники) 100 предприятий сферы малого бизнеса Челнов, в то время как ранее количество респондентов было значительно выше — 418 и 280 соответственно. Но это связано исключительно с бюджетом, который был выделен на проводимое мероприятие.

За основу исследования брали малый бизнес — компании с численностью персонала не более 100 человек. Средние предприятия составили в общем «пироге» 5,2%. Причем наибольшую долю из числа респондентов занимают представители предприятий сферы услуг — 34,7% (информационно-издательская деятельность, туризм, юридические услуги, парикмахерские и др.). На втором месте по численности компании, занимающиеся производством, — 24,2% (машиностроение, производство товаров промышленного и народного потребления, легкая промышленность). На третьем — компании, которые работают в сфере оптовой или розничной торговли, — 23,4%. Строительную отрасль представили 4,8% обследованных предприятий. Средний возраст компаний — 7,7 года. Хотя, конечно, есть среди них как новички, так и те, кто работает на рынке более 10 лет.


Проблемы малого и среднего бизнеса, 2010, 2011 и 2015 годы, баллы (рис. 1)

Социологи сначала решили выделить те проблемы, которые чаще всего мешают бизнесу. Наиболее острыми предприниматели назвали проблемы, связанные с высокими процентными ставками по кредитам (84,5%). Вторая проблема — высокое налогообложение (83,8%), третья — рост страховых взносов с фонда оплаты труда (77,1%). Эти же проблемы с несколько меньшей остротой были обозначены и в предыдущих волнах исследований: если посмотреть на проблемную «розочку» (рис. 1), то сразу становится понятно, что формы своей она кардинально не изменила, а значит, не изменился и перечень проблем.

Значительно выше среднего уровня предпринимателями обозначены проблемы затрудненного доступа к внешнему финансированию (73,7%), бюрократических процедур (70%) и сложности сбыта продукции (69,8%). Для двух третей предприятий острой является вопрос кадрового обеспечения (66%), затем рост тарифов на электроэнергию — 64,3% (рис. 2).


Проблемы и барьеры, препятствующие развитию МП, 2015 год, % (рис. 2)

Среди аспектов ведения бизнеса, которые не представляют трудностей для предпринимателей, на первом месте назван доступ к информации (77,3%). Три четверти респондентов (73,7%) указали, что на рынке представлен весь спектр оборудования разных производителей и разных ценовых категорий, и выбор не представляет проблемы даже в условиях санкций. И опыт, сын ошибок трудных, также не является проблемой для 73,7% опрошенных. Для двух третей также не представляет трудности взаимодействие с органами власти (66,3%), и что самое интересное — для каждого второго не актуальна проблема коррупции (54,8%). Хотя, эту проблему более подробно мы затронем ниже.

ТПП ОБОГНАЛА ЦЕНТР ЗАНЯТОСТИ

Судя по итогам опроса, отношение бизнесменов к поддержке со стороны государства все же меняется в лучшую сторону, но использует этот элемент в своей деятельности пока лишь каждый четвертый — 27% опрошенных. Тем не менее действия властей считают решающим фактором в успешности бизнеса меньшинство — лишь 6%. Чуть менее половины (46%) респондентов ответили, что успех бизнеса в большей степени зависит от самого бизнеса, то есть от владельца. «Это такой свойственный предпринимателям локус контроля: они часто считают, что все зависит только от них», — комментирует Машкова. Тем не менее почти такое же количество респондентов (41%) считает, что развитие зависит от самого бизнеса и от властей в равной степени (рис. 3).


Зависимость успешного развития МП от действий власти или бизнеса, 2015 год, %, 100 респондентов (рис. 3)

Предпринимателей также попросили вспомнить организации, занимающиеся поддержкой малого бизнеса в Татарстане, и отметить те из них, куда приходилось обращаться за поддержкой. Самыми значимыми институтами для предпринимателей на сегодня являются ТПП Челнов и Закамья, которую назвали в числе первых (60%), ранее палата находилась на 5-м месте, и обращалось туда каждое пятое предприятие. При аналогичном ранжировании в 2010 и 2011 годах первое место занимал центр занятости (ЦЗ), но в 2015 году он опустился на второе место (59%). За помощью в ЦЗ обращалась каждая четвертая компания (25%). На третьем месте находится бизнес-инкубатор, его вспомнили 53% в 2015 году, рост составил 20,9%, обращалась туда практически каждая седьмая компания (13%).

За пределами города помощь для себя предприниматели, видимо, считают более вероятной. В лизинговую компанию малого бизнеса РТ число обращений возросло в два раза с 2010 года, в вссоциацию предпринимателей малого и среднего бизнеса РТ — почти в 4 раза, а в минэкономики РТ — и вовсе в 6 раз! И тем не менее, несмотря на возрастающую недоступность кредитов и все большую информированность о способах господдержки, в 2015 году за поддержкой бизнесмены чаще всего обращались в банки — 27%. Как, впрочем, и в предыдущие годы. Правда, за 5 лет к банкирам ходить все же стали реже: 29,3% — в 2010-м, 23% — в 2011-м и 27% — в 2015-м.

В числе самой востребованной бизнесменами помощи оказалась фактически моральная, а точнее, как указано в исследовании, информационно-консультационная, которой воспользовались 21,6%. Кстати, ее назвали эффективной 80,7% обратившихся. Но вполне закономерно лидируют по эффективности за пятилетний период льготы, которые предоставляет размещение в технопарках, — здесь оценка действенности составляет 93,3%. Но по частоте использования эта мера поддержки лишь на третьем месте, вероятно, потому что в технопарках все рыбные места уже заняты. Ранее респонденты ставили ее на первое место. На второй строчке рейтинга идет обучение и подготовка персонала (11,5%), эффективной ее считают 75% респондентов.

«Остается только подробно рассмотреть эту таблицу в минэкономики, чтобы потом понять, куда правильнее вкладывать свои усилия в плане поддержки МСБ», — заключила Машкова.

ХОРОШИЙ ХОЗЯИН В КРИЗИС ДОЙНУЮ КОРОВУ НЕ РЕЖЕТ

Традиционно на первое место по остроте предприниматели поставили налогообложение (83,8%). Причем рост относительно показателя 2011 года составил 29,5%. Как выяснилось, большинство респондентов (39,2%) выбирает упрощенную систему налогообложения (УСН), по общепринятой системе налогообложения работают 38,2% компаний, на «вмененке» сидят всего 3,1%, по двум системам налогообложения работают 8,2%, УСН по валовой выручке выбрали 11,3% респондентов (рис. 4). Однако такая картина была не всегда, за исключением общепринятой системы налогообложения, которую стабильно выбирали даже в провальный для нее 2011 год. УСН по совокупному доходу возросла с 2010-го на 26,8%. Свои предпочтения респонденты аргументировали тем, что этот режим в настоящее время является самым выгодным (в 2011-м его выбирали 12,4%). Зато из-за высоких ставок значительно снизилось количество компаний, которые выбирают «вмененку» (на 23,7% по сравнению с 2010 годом, на 16% — с 2011 годом).


Система налогообложения предприятий, 2015 год, %, 97 респондентов (рис. 4)

Более конкретные претензии к налоговой службе вывели в отдельный график. По словам Машковой, если под проблемой подписались выше 50% опрошенных — это уже остро назревший вопрос, требующий немедленного реагирования. А вообще, ситуация переходит в проблему при пороге в 35%. Для предпринимателей наиболее важным аспектом налогообложения является его стабильность: 68,7% отметили отсутствие ее в налоговом законодательстве. Возможность различной трактовки положений Налогового кодекса проблематична для 62,1% опрошенных. Несвоевременным выходом утвержденных форм налоговой отчетности недовольны 54,7%. Какого аспекта налогового режима ни коснись, все упирается в проблемный тупик. И только применение контрольно-кассовой техники и требование уплаты налогов авансом пока не стало для бизнеса проблемой — затруднения эти параметры вызывают лишь у 25,4% и 31,3% опрошенных соответственно.

«Отсутствие понятной, прозрачной и предсказуемой системы налогообложения вводит предпринимателей в состояние фрустрации или заставляет искать способы оптимизации налогообложения через применение нелегальных схем или уход в серый рынок. Поэтому все это очень значимо для налоговых органов. Тут все провалы видны, кто куда и как перетек и переполз. Гнев предпринимателей по отношению к фискальным органам понятен. Ну зачем, к примеру, налоговую отчетность каждый квартал делать по новой форме?! И так все, связанное с налогами, стало еще более болезненным. Поэтому часто в беседе респонденты говорили с иронией: «Наш лидер сделал самую неудобную, самую высокую систему налогообложения, а теперь он же, добрый, заморозит для нас ее на четыре года». А ведь в кризисные времена хороший хозяин корову дойную не режет», — подводит черту под налоговым исследованием Машкова.


Инвестиции предприятий, 2010, 2011 и 2015 годы, % (рис. 5 )

 

70% ПРЕДПРИЯТИЙ НЕ ЗАНИМАЛИСЬ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

В период с 2012 года отмечается рост инвестиций в собственный бизнес для более половины из опрошенных компаний (рис. 5). При финансировании инвестиций бизнесмены города использовали, как правило, два-три источника. Основным же источником финансовых вливаний являются доходы от деятельности бизнеса, причем показатель данных инвестиций с 2010 года вырос на 10,1%. Собственные средства и сбережения в качестве источника инвестиций рассматривают практически четверть компаний, кредиты от банков и ссуды — лишь каждая пятая компания, в отличие от Запада, где кредитование — это ключевой механизм инвестирования (рис. 6). А вот займы у друзей и родственников челнинцы практикуют все реже, этот показатель и так был небольшим, а за 4 года упал с 17,6% до 4,8%.


Источники финансирования бизнеса, 2010, 2011 и 2015 годы, % (рис. 6)

В ходе исследования был проведен анализ проблем привлечения средств для финансирования инвестиций из бюджетов различного уровня. При этом четверть компаний столкнулась с проблемой неустойчивой цены на заемные средства (26,7%), в каждой седьмой компании отметили, что опять же оформление документов слишком сложное или занимает много времени. «Также в качестве примеров приводят и недостаточную компетентность сотрудников госорганов, нереальные условия для участия, непонятную и непрозрачную систему распределения средств. А в целом все это укладывается в одно понятие — бюрократизм невозможный. Наши предприниматели уже все попробовали: и в фонд Бортника подавать, и в фонд Полякова. Когда без объяснения причин и без рецензии возвращается проект и никаких даже следов его прочтения нет, конечно, у них возникает апатия», — объясняет Машкова.

Возможно, частично такая апатия переносится и на инновационную деятельность предприятий. Как показал анализ, 72% компаний выводили на рынок новую продукцию за последние 3 года. Но лишь чуть более четверти (27%) компаний в 2014 финансовом году проводили научно-исследовательские или опытно-конструкторские работы внутри предприятия или по контракту с другими организациями (рис. 7). Средняя сумма затрат на НИОКР составила 690 909 рублей в год. 64% вообще не занимались исследованиями. Но больше всего Машкову удивили те 6%, кто не смог ответить ничего на этот вопрос, хотя беседовали на эту тему только с руководителями. Как в свете таких статистических выкладок можно говорить о стратегии инновационного развития города?.

 Проведение научно-исследовательских или опытно-конструкторских работ (рис. 7)

 

«И ИДИТЕ ЛЕСОМ СО СВОИМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ!»

Не лучшие данные показывает настроенность бизнеса по отношению к законодательной базе, которая призвана стимулировать развитие МСБ. В ходе опроса респондентам предлагалось оценить перспективы федерального закона №209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ». Большинство считает, что все остается без изменений (45,5%), практически в каждой третьей компании не слышали об этом законе (36,4%) и лишь 13,1% считают, что закон улучшил ведение бизнеса. В сравнительном анализе за три года видно, что информированность компаний о законе существенно выросла, но мнение о том, что данный закон улучшил ведение бизнеса, осталось практически на одном уровне, а мнение о том, что все осталось без изменений, существенно выросло в 2015 году — на 16,2% по сравнению с 2010-м.

К будущим возможностям, которым поспособствует этот закон, у респондентов также полное равнодушие. «В общем, нашим бизнесменам эти правовые рамки до лампочки! 42,4 процента вообще затруднились оценить перспективы, 38,4 процента считают, что ничего не изменится, 11,1 процента надеются, что малый бизнес перерастет в средний. И идите лесом со своим законодательством — вот такое было отношение», — поделилась Машкова.


Оценка состояния бизнеса в течение 2014 года, %, 100 респондентов (рис. 8)

В ходе исследования также осуществлялся замер настроений предпринимателей относительно состояния развития их бизнеса. 48% сообщили, что состояние ухудшилось в 2014 году, что отражено в снижении оборота, у 32% компаний были улучшения в ведении бизнеса, в каждой седьмой компании (14%) все осталось на уровне предыдущего года (рис. 8). Что касается перспектив, то большинство компаний все же верят в положительное развитие дела — 51%, в негативном исходе развития событий уверено 18%, причем число компаний, настроенных на ухудшение перспектив бизнеса, выросло на 11,1% (рис. 9). «Они все про себя знают и уже в депрессухе. В целом, конечно, надеются на благие перспективы. Но когда пессимистические ожидания больше почти в три раза, чем в предыдущий замер, это, конечно, о многом говорит», — констатировала Машкова.

 

Перспективы бизнеса в будущем, 2011 и 2015 годы, % (рис. 9)

 

 Самая важная часть исследования посвящена затратам предприятий, связанным с соблюдением обязательных требований и процедур, установленных законодательством и органами власти — вот так завуалировали исследователи простое понятие «коррупция». Несмотря на тщательное затушевывание тематики, отвечать на щекотливые вопросы согласились уже не 100 респондентов, а только 80. Более половины из согласных на ответы руководителей компаний указали, что беготня по высоким кабинетам занимает до 10% рабочего времени (56,9%), более четверти компаний сообщили, что этот процесс занимает 11 - 30% времени (26,6%), 7,6% тратят на это 31 - 50% рабочего времени. В среднем на преодоление бюрократической стены в 2015 году у бизнесменов уходит 20,7% от рабочего времени в месяц. «И, разумеется, бегают в основном первые лица предприятия — за решение подобных вопросов отвечает директор в 73 процентах компаний, в 38 процентах предприятий этим занимается главный бухгалтер, в каждой шестой компании — юрист. Это же их потенциал пропадает! Вместо того, чтобы в инновации вкладываться, они тратят время вот на это», — возмущается Машкова.

Причем если опять же сравнивать с периодом пятилетней давности, то эти показатели практически не изменились. То есть борьба с коррупцией и бюрократией, так сильно рекламируемая властями разных уровней, привела к нулевому итогу. Согласно опросу, на преодоление административных барьеров, по мнению подавляющего большинства предпринимателей, расходы бизнеса не высоки: доля затрат на прохождение бюрократических процессов составила до 10% от объема годовой выручки для 83,4% респондентов, от 11 до 30% — для 8,3%. Причем исследователи не вычленяли, какой процент из этих затрат составляет официальная плата, а сколько — неформальные платежи. К слову, озвучить свои затраты решились только 48 респондентов.


Изменение расходов на бюрократические процедуры, 2015 год, %, 80 ответов (рис. 10)

В большинстве компаний уровень расходов на прохождение бюрократических процедур остался на уровне прошлого года (60,4%), но практически каждая 5-я компания отметила незначительный рост платежей (21,9%), а со значительным ростом платы столкнулась каждая 11-я компания (рис. 10). Самой коррумпированной и забюрократизированной, по мнению бизнес-сообщества, является процедура получения разрешения на строительство (86,4%), на втором месте — перевод из жилого фонда в нежилой (76,9%), на третьем — согласование экспертизы проектной документации на строительство (75%). Тем не менее решение других «околостроительных» вопросов не намного легче для предпринимателей (рис. 11).


Проблемы бюрократических процедур, результаты 2015 года, % (рис. 11)

НАЛОГОВАЯ НЕСКОЛЬКО ОСЛАБИЛА ПОВОДЬЯ, ПОЖАРНЫЕ — НАОБОРОТ

Разумеется, исследование было бы неполным, если бы не затронуло классическую для бизнеса тему проверок. Полученные результаты опроса предпринимателей показывают, что в основном удается выдерживать установленную законом частоту ревизий. Причем наиболее часто предприятия контролируют пожарная инспекция, налоговые органы и Росприроднадзор. Кстати, в 2011 году тройка лидеров среди инспектирующих органов выглядела иначе: ФСС, пенсионный фонд и Роструд. Если же проводить параллели с 2010 годом, то налоговая несколько ослабила поводья — пять лет назад проверкам фискального органа подверглись 39,1% респондентов, а в 2015-м — 33,3%. Зато усилились пожарные — 30,4% против 35%. Значительно «злее», судя по статистике, по отношению к бизнесу стали Росприроднадзор, пенсионный фонд, ФСС и Роструд. А вот правоохранители вообще индифферентны к происходящему в сфере бизнеса — показатели проверок УБЭП планомерно снижаются с 2010-го.

В целом же количество проверок в 2015 году вернулось на уровень 2010-го. При этом в 2011 году их количество по сравнению с предыдущим годом значительно сократилось. По оценкам предпринимателей, число ревизий в 2014 году по сравнению с 2013-м осталось без изменений (35,1%), однако 13,8% компаний все же считают, что количество проверок увеличилось, 42,6% человек затруднились дать ответ.

Как отмечают исследователи, респонденты стали более негативно оценивать деятельность проверяющих структур в 2015 году по сравнению с показателями пятилетней давности. Больше всего снизилась положительная оценка деятельности пенсионного фонда (85,5% и 60,6% соответственно), Роспотребнадзора (в части защиты прав потребителей — 91,3% и 70,8%), ФОМС (92,3% и 76,1%) и ФАС (91,3% и 71,4%). На прежнем уровне оценивают деятельность налоговых органов и УБЭП МВД (рис. 12).


Число проверок и эффективность деятельности проверяющих органов, % 

На вопрос о том, как бизнесмены поступают, если в ходе проверок выявляются какие-либо нарушения, 47,3% опрошенных ответили, что отстаивают свои права в законном порядке. 32,9% соглашаются с обоснованными результатами проверки. 6,6% респондентов согласны закрыть глаза на любые результаты инспекций, и лишь 3,3% без экивоков предлагают проверяющим деньги, услуги или товары. Самое любопытное, что после того как исследователи переформулировали вопрос по поводу неформальных платежей, статистика стала выглядеть уже по-иному. 64,8% опрошенных организаций ответили, что в ходе проверок они никогда не прибегали к неформальным платежам, подаркам, 19,8% затруднились или отказались ответить, а 15,4% признались, что «благодарить» все же приходилось, то есть почти каждый седьмой.

 

Статья взята с сайта «БИЗНЕС Online»: http://www.business-gazeta.ru/article/146828
Валентина Шистерова